ads

Slider[Style1]

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

Психологический триллер - это почти всегда занудство. Тоска зеленая.
Поток сознания автора утомляет... Думаешь, и когда же все, наконец, закончится? Всю душу вымотал, нехороший человек... Ни одного убийства, недомолвки, намеки... И на что он только рассчитывает? - на какие шиши и тиражи?

О бестселлере, одном из самых нашумевших, взошедших на литературном небосклоне нынешним летом, когда день длится до первой звезды нескончаемо долго, этого никак не скажешь...
Вы догадались, речь о "Девушке в поезде", скорее, исключении из правил нежели его подтверждении. Паутина, сотканная Полой Хокинс за полгода, захватывает и не отпускает, высасывает из тебя все жизненные соки, да так, что содержание романа буквально впитывается серым веществом мозга и еще долго преследует во сне и наяву.

Вы обратили внимание, что домохозяйки - на нашем великом, могучем и свободном уличном арго - все чаще "зажигают"? Что же такого сочинила писательница-домохозяйка и бывшая журналистка, что вдруг оказалась на вершине британского рейтинга, а тиражи ее книжки перевалили за 1,5 млн? Бытовую, в общем-то, драму с трагическим концом. О том, как три женщины не поделили двух мужчин - или наоборот, двое мужчин не поделили трех женщин? Всего-то? И да, и нет. Помните фильм "Три плюс два", комедию советских еще времен?
"Девушка в поезде" - совершенно определенно, из другой оперы... Особам впечатлительным читать не рекомендуется: домашнее насилие, алкоголизм... Последние две страницы вообще из фильма ужасов. А до этого - тишь да благодать, сплошные переживания на нервной почве.

Роман состоит как бы из дневниковых записей трех разных женщин, попавших в примерно одинаковую ситуацию, из которой одна так и не смогла выпутаться, приняв перед этим решение покончить с жизнью во лжи.
"Больше никакой лжи, никаких тайн, никаких побегов, ничего такого. Я собираюсь рассказать все начистоту, а там увидим. Если после этого он сможет меня любить, значит, так тому и быть... Я была: ребенком, мятежным подростком, беглянкой, шлюхой, любовницей, плохой матерью, плохой женой..."

Честно признаюсь, уже в середине книжки я уразумел, что к чему: где начинается Рейчел и заканчивается Анна, и где начинается Анна и заканчивается Меган. Тугодум, однако, а еще рецензии сел писать...
Действие, - тут надобно пояснение, - происходит во городе Лондон и его пригородах, - отсюда и имена героинь, и названия улиц, и пабов, и всего прочего.
Кстати, о пабах. Они занимают видное место в книге, отчасти потому, что главная героиня, в прямом и переносном смысле, Рейчел, описывается как завзятая алкоголичка, то и дело прикладывающаяся к бутылке.

"Я не могу оправдать всем этим свое пристрастие к алкоголю – не могу винить родителей или детство, похотливого дядю или какую-то страшную трагедию. Это целиком моя вина. Я всегда любила выпить. Но постепенно меня стала одолевать тоска, а тоска – плохой компаньон и для самого человека, и для тех, кто его окружает. И тогда я превратилась из выпивающей в пьющую, а таких сторонятся все."

Вот еще, если предыдущий абзац не убеждает:
"Я хочу выпить и в то же время не хочу, потому что если я не стану сегодня пить, то будет уже три дня без спиртного, а я и не помню, когда последний раз не пила три дня подряд."

Вот этой самой Рейчел автором уготованы лавры разоблачительницы жестокого, циничного и прямо-таки демонического убийцы - странно, правда? Что делать, сюжет... Автор - женщина, женская солидарность, все мужчины - паразиты общества, или вы ожидали иного?

Потеряв работу, для самоуспокоения и самоуважения Рейчел продолжает ежедневно ездить на электричке в Лондон, любуясь из окна проплывающим мимо однообразным пейзажем, а когда поезд делает обязательную остановку на "красный свет" - всматривается в окна знакомого ей дома на улице, где она когда-то жила, пытаясь рассказать самой себе, проявить фантазию, так сказать, кто теперь здесь обитает, как и с кем. Для женщин - это нормально, правда? Рейчел кажется, что она видит на веранде счастливую семейную пару, и даже придумывает для них имена. Игра воображения. Догадки и размышления в немногие часы просветленного сознания дают ей желаемую духовную пищу.
Рейчел чувствует: что-то здесь не так, как ей видится на лубочной картинке из окна электрички. Чем-то надо заняться - и вот она уже пускается во все тяжкие, отчего попадает в неприятную историю, связанную с полицейским расследованием таинственной смерти...
"Я знаю, что мы близки к развязке. И не могу избавиться от предчувствия, что она будет ужасной."

А все почему?..
От ничегонеделания у Рейчел появляется желание докопаться до правды - всю историю я, естественно, рассказывать не собираюсь, - этому мешает ее пристрастие к алкоголю и провалы в памяти (ее провалы, не мои!).
"Я многое теряла, потому что пила, и продолжала пить из-за новых потерь. Мне нравилась моя работа, но о «блестящей карьере» речь не шла, а даже если бы и шла, то будем честными: в женщинах по-прежнему ценятся только красота и способность рожать. Я не красавица и не могу иметь детей, тогда какой от меня толк? Никакого."

Рейчел не всегда была такой: огромные темные глаза, роскошная фигура, все на месте, – было, но с тех пор она сильно растолстела. Теперь полиция ее характеризует как обычную зеваку, одинокую и неуемную, которой хочется быть хоть к чему-то причастной. И еще, - добавим от себя, - чуточку счастливой, в браке, разумеется. Ибо только счастливый брак дает женщине ощущение тепла, уюта и безопасности.

Надо воздать должное автору по части описания природы: немногие скупые строчки повествования, посвященные ей, вызывают чувство узнаваемости, сопричастности, пережитого...
"Я иду по лесу. Я вышла из дома еще до рассвета, а сейчас начинает светать. Вокруг стоит мертвая тишина, которую изредка нарушают крики сорок, прячущихся в кронах деревьев. Я чувствую на себе оценивающий взгляд их глаз-бусинок. Их тут полно. Первый – печальный, второй – смешной, третий – девчачий, четвертый – мальчишечий, пятый – серебряный, шестой – золотой, седьмой – секретный и потайной.
А секретов и тайн у меня хватает."

Или вот:
"На улице по-прежнему тепло. Под деревьями роятся мошки, сквозь листву пробиваются солнечные лучи, заливая тропинку каким-то подземным светом. Над головами о чем-то сердито кричат сороки..."
Опять сороки. Весь птичий мир Лондона - из сорок... Что ж, поверим на слово.
"На берегу никого нет, и я так замерзла, что приходится сжимать челюсти, чтобы зубы перестали стучать. Я быстро шагаю по гальке мимо пляжных хижин, таких живописных днем, но теперь зловещих и похожих на тайные убежища. При порывах ветра они оживают, деревянные доски скрипят, и сквозь шум моря слышатся звуки какого-то движения: кто-то или что-то подходит все ближе и ближе."
Чудесно, правда?

Пытаться разобраться во взаимоотношениях в чужих семьях дело неблагодарное... Мы не хотим прослыть неблагодарными, и на этом поставим точку. Но Пола Хокинс таки попыталась - и это ей с блеском удалось.
"Люди, с которыми вас связывает общее прошлое, не отпускают вас, и, как бы человек ни старался, он не может освободиться от этой зависимости и стать по-настоящему свободным."
Так и есть. Признайтесь...

Вместе с Полой Хокинс скажем в заключение спасибо всем пассажирам лондонских электричек, благодаря которым зажглась ее "скромная искра вдохновения" и "Девушка в поезде" явилась читательскому миру. Неясно, отчасти, почему "девушка", но разве это так важно?

Пить надо меньше, надо меньше пить. Вот, собственно, и все, что надо нам знать, перевернув последнюю страницу романа. Интересно, смотрела ли Пола Хокинс киношедевр Эльдара Рязанова "Ирония судьбы или С легким паром"?
Valery Rubin

Канадская служба новостей(КСН)
link to the Evening Star is required

About Valery Rubin

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее

Top