ads

Slider[Style1]

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

Поймать бабушку проще простого. Она
медлительна и нетороплива по причине из-
лишнего веса.

С другой стороны, в глазах
кошачьей породы она представляется соч-
ной и внушительных размеров вырезкой.
Кто же от такого откажется!
И потом: чего ей
бояться в своём-то доме?

*опубликовано в литературно-художественном журнале СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ №4-2017

Ну, не сидеть же в
туалете, взаперти, целый день. Чайкý хочет-
ся, йогурту покушать и так далее, воздухом
свежим подышать. В туалете какой воздух,
сами знаете. Нездоровый, одним словом.
Да, так вот, есть однако один маленький
зверёк, который охотится за нею каждый
день, прямо с восьми часов утра, невзирая
на её почтенный возраст и заслуги перед
родиной.
Имя ему – Тайрик.

Тайрик – кот интеллигентный. Ну, вы по-
нимаете, насколько вообще кот может быть
интеллигентным. Попусту не шалит, разве
когда хочет в хоккей поиграть, под диван
мышку лапой-клюшкой загнать. По столам
ходит осторожно, вазы хрустальные на пол
не сбрасывает, безделушки разные не тро-
гает, цветочки нюхает и объедает, но акку-
ратно. Так что экстремальных ситуаций не
создаёт и поводов для наказания хозяину не
даёт. Даром, что дворовый. Подобрал хозя-
ин его где-то, принёс домой, малыша на-
кормили, обогрели, да так и остался здесь
жить, стал членом семьи.
Уйдут хозяин с хозяйкой утром на рабо-
ту, бежит к дедушке с бабушкой – не его,
понятно, а к хозяйским, круглый сиротка
Тайрик, – и давай на кровать, вылизывать
нос тому и другому по очереди: мол, вста-
вайте, дом наш.

Дом-то немалый, в три этажа. В распо-
ряжении Тайрика всё: спальни с кроватями,
коврики белые пушистые, коридоры, кух-
ни, ванные комнаты с туалетами и душами,
которыми, он, конечно же, не пользуется,
и зачем, когда для умывания есть шерша-
вый, как тёрка, розовый язычок, а для ту-
алета куплен специальный лоток, засыпа-
емый специальным песочком, купленным
в огромном, как самолётный ангар и три
футбольных поля, американском магази-
не-складе Costco, поскольку там дешевле.
А ещё холодильники, телевизоры... Ком-
пьютеры тоже, само собой, его. Вот с ав-
томобилями сложнее. Не подпускают Тай-
рика к технике: неровен час, заберётся на
колесо под машину, вызволяй его оттуда
граблями...
Уляжется этак Тайрик на стол из цель-
ной гранитной плиты в кухне, на дедушку
с бабушкой искоса поглядывает, хвостом
нервно постукивает: с завтраком можно бы
и поторопиться. Не то чтобы голоден Тай-
рик, больше для острастки, чтобы порядок
был и своё место знали. Витаминку свою
кошачью получит – и на улицу просится,
коготками дверное стекло царапает.

Чем ему заниматься, когда кругом одни
права и нет обязанностей? Баклуши бьёт. За
птичками охотится.
Это неправда, что он вислобрюхий и ко-
соглазый. Кот по-своему красив, – первый
парень на деревне, а в деревне один дом,
присказка такая, – и к тому же настоящий
британец. Не знаете, кто такие британцы?
Ну, как же так, не знаете британцев? Бри-
танцев все знают.

Попали они в Канаду... правильно, из
Великобритании, владычицы морей и оке-
анов. Это когда первая прогнала французов
из Торонто и окрестностей, тут и появи-
лись на канадской земле британцы. Опять
же, истины ради, здесь они перестали быть
британцами, а стали называться местными
длинношерстными, по-английски, Domestic
long-haired cats.
Какой Тайрик «длинношерстный» – это
надо посмотреть. Смехота... Впрочем, от
перемены мест слагаемых сумма, как из-
вестно, не меняется.

Характер у британцев, простите, мест-
ных длинношерстных, нордический, сквер-
ный. Потому бабушке и достаётся частень-
ко на орехи.
Подойдёт, бывало, Тайрик к бабушке,
посмотрит на неё ласково, дружелюбно,
подпрыгнет – и хвать за руку или ногу. Вце-
пится – не отодрать без команды пожарных,
которых надо вызывать по 911. А это денег
стоит. Примерно, как если бы в дом граби-
тели залезли, а вы подкрепление вызвали
на помощь, потому как одним с такой ора-
вой не справиться.
Гоняет бабулю Тайрик почём зря. Она
уже и в холодную комнату запрётся, где
продукты хранятся, а Тайрику нипочем.
Сидит, караулит, подлая душа. У бабушки
нос замёрзнет, она дверь и откроет...
А дальше, сами знаете, море крови,
месть и преисподняя.

Резюме, как известно, нужно всякому,
кто работает и ест. Какой-нибудь пуши-
стой и голубоглазой гималайской красави-
це, которая стоит бешеных денег и была
по дешёвке куплена благодаря случайно-
му объявлению, отчего с нею носятся как
с принцессой, писаной торбой, оно ни к
чему. Но Тайрик – случай особый. Мы тут
набросали...

Информация к размышлению:
Tyrik
Характер нордический, пугливый, проси-
тельно-требовательный.
С домашними в меру ласков. 
К мухам и
паукам беспощаден. 
Рычит на незнакомцев.
Спать любит, устроившись на коленях.
Кожаные диваны считает своими.
Часто меняет явку. На одном месте не
проводит больше двух ночей.
Владеет иностранными языками: мя,
ур-мя, урр, вау и несколькими птичьими ди-
алектами.
Прилично знает хинди, мандарини, ан-
глийский – с пелёнок. Русский язык – со сло-
варём.
К птичкам и белкам относится с подо-
зрением, гоняет почём зря.
Из еды предпочитает креветок. Свежих
тигровых, из Таиланда, варёных без соли.
Чистоплотен. Мытьё для него хуже ка-
торги, хотя лапы иногда вылизываем.
Содержит гарем из дюжины мышек.
Подданный её Величества, с родослов-
ной, которая тонет во тьме веков.

Но ближе к делу... Тайрик – кот стороже-
вой, охранный. С ним не нужна сигнализа-
ция в доме. Служивый кот. Если есть коты
для красоты и для здоровья, гуляющие сами
по себе, почему бы не быть коту охранному,
от лазутчиков, шпионов и диверсантов?..
Логично? Логично.
Чтобы не уснуть ночью при исполнении,
Тайрик гоняет мышей. Их у него 12 или
уже 18, – под холодильником, тумбочками,
диванами, кроватями, во всяких укромных
уголках, – их счёт каждую неделю пополня-
ет бабушка, побывав в ближайшем супер-
маркете Walmart.

У Тайрика есть свои любимые мышки,
Кугля и Фугля. У них он в раннем детстве
отгрыз хвостики, так что мышки больше
похожи на тряпичные колбаски, которых
легким движением лапки можно загнать
куда хочешь. Всё та же сердобольная ба-
бушка возьмёт швабру, будет ползать по
полу, кряхтеть и шуровать под диваном,
пока колбаску не достанет. Потом всё, есте-
ственно, повторится. Такая игра у Тайрика
с бабушкой каждый вечер. Обоим весело.
Пожалуй, Тайрику даже веселее.

Дед с бабкой души в Тайрике не чаят.
Внучка выросла, в школе отучилась, кол-
ледж закончила, на работу пошла, стала
совсем самостоятельной. Так что Тайрик
для них вроде внучкá нового. Возятся с ним
с утра до вечера, умиляются: таких котов
днём с огнём поискать...

Дедушка – бабушке:
– Как не накормить эдакого красавца, как
не побаловать?
Бабушка вторит ему:
–Ты бы, дед, шёл с котиком погулял,
чем без дела сиднем-то за компьютером
сидеть...
– Этот у вас охотник, – сказал безапелля-
ционным тоном кошачий эксперт, у которо-
го у самого дома семь котов, о Тайрике. – У
него усы в разные стороны, видите?..

Ну, то, что эксперты бывают разные,
мы знаем. Когда Тайрика привезли к вете-
ринарному врачу, чтобы выписать на него
сертификат, – так полагается в Канаде, –
тот решил, что Тайрик – кошка. Котёнок, не
разглядеть, что там у него под хвостом. Ко-
шачий доктор был родом из Индии, и это,
возможно, всё объясняет. Скорее всего, там
имел дело со слонами. В Торонто слоны не
водятся, в зоопарке можно было увидеть в
прошлом году, да и тех к соседям в Кали-
форнию спровадили, потому что там тепло,
а в Канаде холодно.

В другой раз, когда Тайрик подрос и
ему прививку «от бешеных белок» делали,
справедливость была восстановлена. Тай-
рика записали котом. Мужское достоинство
не спрячешь.
Кстати, сертификат – это что-то вроде
паспорта: там имя, вес, пол, печать, всё как
полагается. Доктор кошачьих наук обязан
обращаться к Тайрику по имени и фами-
лии (фамилии хозяина). К примеру, в Рос-
сии звучало бы так: «Уважаемый Васька
Иванов...»

Резюме, если вы знаете, о чём мы, – это
краткий пересказ достижений и побед, с
вкраплением дат в биографии, чтобы пред-
ставить себя работодателю в выгодном
свете.

Тайрику тоже есть что рассказать о себе.
Маленький серый комочек шерсти поя-
вился дома внезапно, под вечер. Когда его
выпустили из картонной коробки, в кото-
рой он путешествовал к месту назначения,
он сразу шустро побежал вдоль плинтуса
в гостиную в поисках убежища. Для кота с
улицы обозначить в первую очередь пути
отступления, бегства, найти надёжное
укрытие – задача номер один.
Котёнок орал ужасным голосом под ко-
лёсами трака, чем и привлёк к себе вни-
мание. Стояла поздняя осень, брошенный
мамой котёнок замерзал, был голоден и
находился на грани между жизнью и смер-
тью. Ему повезло. Добрые люди сходили за
специальным приспособлением, которое
применяется для осмотра траков, – за рука-
вицами (они оказались очень даже причём,
котенок хоть и был мал, но настроен был
воинственно), и не сразу, но выудили его
из-под колёс. Трак должен был на следую-
щее утро выехать за грузом в США, так что
серый котик как бы заново родился.

Кстати, Тайрик – имя, образованное от
староанглийского Tyre. Ничего придумы-
вать было не надо. Имя нашли в буквальном
смысле на ободе колеса. Такое вот «колёси-
ко» и прибыло с доставкой на дом однажды
вечером. Не иначе как знак Божий, послан-
ный свыше.
У Тайрика – и это было более чем заметно
– один глазик оказался повреждён, смотрел
куда-то вверх. Холод и голод или что другое
сделали своё дело. Сколько ему было к тому
счастливому для него дню? Недели две, не
больше... Но главное, он выжил.
А вот его братику не повезло, замёрз.
Котик, когда успокоился и выспался под
диваном, выбрался оттуда и стал осматри-
вать своё новое жильё. Видимо, оно ему
понравилось, так что скоро он без проблем
пристроился на тапочках у бабушки. При-
шлось ей взять на колени этот тёплый мяг-
кий шарик с треугольным хвостиком.

С этого момента они стали не разлей
вода. Куда бабушка – туда и Тайрик. Куда
Тайрик – туда и бабуля.
...Да, так о чём это мы? А-а-а... Ещё Тай-
рик любит играть с бабушкой. Кто быстрее
взбежит по лестнице на третий этаж.
И кто, думаете, первым взберётся? Дога-
дались? Ага...
С другой стороны, бабуле это полезно,
лишний вес сбросить, от холестерина и вы-
сокого давления избавиться. Выходит, для
обоих и польза, и удовольствие.
Но однажды дедушке надоела вся эта бе-
готня по дому и жалобные всхлипы боевой
подруги, и он сказал Тайрику:
– Ты – наша радость, но наша общая с
тобой бабушка вся ходит в бинтах, а она нас
с тобой кормит, за нами убирает...
К слову: не подумайте, пожалуйста, что
бабушка за дедушкой песочек меняет –
только за Тайриком.
– Если её отправят в больницу, сам бу-
дешь ей передачи носить. Соображать
надо...
Тайрику всего-то полтора годика, а
смышлённый. Ездить в больницу к люби-
мой бабушке за тридевять земель ему не хо-
телось, да и проездного не было.
– Понял, – говорит. – Урр...
И временно, пока у бабушки раны не за-
живут, переключился на дедушку.
Дедушка не птичка. Не ангел. Не улетит.

Улица для Тайрика – это веранда метров
в 40 квадратных на втором этаже, с кото-
рой он пару раз шлёпнулся в мягкую тра-
ву внизу, не ушибся, просто стал с тех пор
острожнее.
Не очень любит Тайрик веранду. Поче-
му? Пол деревянный, солнце печёт, птички
– вот же, рядом, на деревьях устроились,
да не достать. Ругают почём зря Тайрика.
Он с ними и так, и сяк, заговорить норовит,
познакомиться, – потом обидится, придёт к
дедушке с бабушкой жаловаться. А что они
могут, старенькие?.. Пожалеть, посочув-
ствовать, погладить по шёрстке.
Куда лучше гулять внизу, на ярде. Трав-
ка зелёная подстрижена... В дальнем углу
куст сирени, под который можно залезть и
вздремнуть в тенёчке часок-другой, а то и
третий. Главное – всё как на ладони. Белки
снуют туда-сюда по веткам клёна, зайчи-
ки скачут, друг от дружки в высокой траве
прячутся. О птичках мы уже говорили... Не
любят они Тайрика, хотя что плохого он им
сделал? Несправедливо. Вот и гоняет он их,
когда настроение есть.

Так втроем – кот с бабушкой и дедушкой
– они и жили. И как-то однажды... Именно од-
нажды и совершенно случайно, как всё про-
исходит в жизни, встретил здесь Тайрик...
Она понравилась ему с первого взгляда.
В цветастом платьице с узорами невидан-
ной красоты, с глазами круглыми и глубо-
кими, как чайные блюдца...
– Сударыня! Вы не представляете, как я
рад вас видеть. Позвольте...
– Что вы такое себе позволяете. Кто вы?
Мы с вами не знакомы...
– Виноват, разрешите представить-
ся... Тайрик. Кот то есть. Я живу здесь
неподалёку.
– Какой смешной... А зачем на вас пово-
док, какие собачки носят?
– Видите ли... это просто небольшое не-
доразумение. Моя охрана боится, что, если
рядом с забором пробежит бешеная белка, я
не выдержу и разорву её в клочья. А белок
и гусей трогать нельзя, запрещено законом
– иначе большой штраф мэрия выпишет, а у
меня нет лицензии на охоту... Это для их же
блага... Я добрый, кстати, хотя и охотник, и
усы в разные стороны. И вы мне сразу по-
нравились... симпатичная...
– А вы мне – нисколечко. Напугали, даже
не извинились...
– Чем же я вас напугал, милая девушка?
Мне и когти – вот, сами можете потрогать,
убедиться – вчера только остригли. Мир-
ный я… домашний. А давайте играть?
– Я и имени вашего совсем не помню,
как назвались, ни с родителями вашими не
знакома... Сразу играть... Странный вы ка-
кой-то... Я лучше пойду.
– Нет-нет, не уходите, пожалуйста, мне
так грустно одному. Хочется общения.
Дружить хочется. Хочу познать мир, загля-
нуть за пределы. Не подумайте, я от чисто-
го сердца предложил. Надеялся родствен-
ную душу встретить. У меня ведь, честно
сказать, и друзей-то нет. Там, через двор,
Баркли живёт. И что толку? Лает. Только
из дому за порог – лает. Постоянно. Как за-
езженная пластинка. «Гав-гав-гав...» Я ему
говорю: уймись, надоел уже... в печёнках
сидишь. Хоть кол на голове теши... Лает и
лает, блохастый. Напряжённо тут у нас с
друзьями...
Невдомёк Тайрику, что Баркли всё это
время хотел сказать ему то же самое на
своём собачьем языке. От непонимания – и
вражда между котами и собаками испокон
веков.
– Вас-то, мадемуазель, как звать-вели-
чать?
– Лиза... мы. Элизабет, если полностью.
– О, какое чудесное имя, Лиза!.. Как у
британской королевы в Лондоне! Вы, слу-
чайно, не были в Лондоне? А можно, я буду
называть вас Лиззи?
– Что вы, право, меня в смущение вводи-
те... А это правда ваш дом?
– Ещё бы не мой... Бóльшую часть дня и
ночью тоже. А вы откуда, синьорита?
– Да как вам сказать... С Ближних пру-
дов. Там и обитаем. Из простых мы.
– А-а-а… понятно. Зимой меня гулять не
пускают, холодно, а пруд замерзает. Нелег-
ко, наверное, вам там приходится? Без горя-
чего водоснабжения, отопления...
– Уж невесело, само собой.
– Да что мы с вами всё о грустном? Да-
вайте поговорим о чём-то, а? Вы смотрели
мультик «Кот в сапогах» с Бандерасом?
Классный какой!.. В него солдаты стре-
ляют: бах-бах... А он по крышам, по кры-
шам... Я люблю пить капучино, я красив,
как Аль-Пачино...
– А мне бабушка сказку рассказывала.
Может, знаете? О лягушке-путешествен-
нице... Её утки взяли с собой. А когда они
летели над деревней, она решила похва-
статься, что это она придумала за прутик
держаться, который утки несли: «Это я! Это
я!..» И упала в болото. Хорошо ещё, что не
разбилась.
– Ах, эту?.. Про деревню... Мне больше
нравится: Я – кот, хожу, где вздумается, и
гуляю сам по себе... Я тоже, кстати, могу
три раза в день пить тёплое белое молоко.
Правда врач – мой участковый, а не чело-
вечий – говорит, что котам пить молоко
нельзя, вредно для здоровья. Что он в этом
понимает...
– От бесплатного молока я бы не отказа-
лась. А вы можете гулять за забором, пойти
искупаться в пруду, когда жарко?
– Детка… Э-э… Видите ли… Не хочу
вас огорчать, дорогуша, но купаться... это
пусть собаки в воду холодную лезут. Соба-
ки, что с них взять, они и в пыли валяются.
А нам, котам, это противопоказано. Можете
в «Гугле» посмотреть, если не верите. Меж-
ду нами, терпеть не могу собак...

Они ещё немного поговорили о том о
сём, о погоде и пугающем изменении кли-
мата и о саммите в Париже, но скоро выяс-
нилось, что общих интересов у них мало,
если не сказать, что нет вовсе. Если Тайрик
начинал про Фому, то его новая знакомая
продолжала про Ерёму. Подошло время
обеда, а вместе с ним появился и аппетит.
– А вы пробовали таиландские королев-
ские креветки? Это просто объеденье, что-
то сказочное.
– Ну, не знаю. Это же некошерно. У нас
на завтрак, на обед и на ужин полагается
чистый протеин. Комары да мошки. И не
жалуемся...

Они договорились как-нибудь встре-
титься ещё, на этом самом месте. Она сде-
лала несколько прыжков в направленни
пруда и скоро скрылась из виду. Он смо-
трел ей вслед. Ничего в ней нет, кожа да
кости. Правда, глаза... и длинные задние
ноги... И пожалел, что не сказал ей, какие
красивые у неё глаза... О ногах сказать бы
постеснялся, ведь они едва знакомы. Не-
прилично говорить девушке, какие у неё
красивые задние ноги на первом же свида-
нии. Что может подумать...

Так бывает. Мы встречаемся, влюбляем-
ся, расходимся. Говорим порой на разных
языках, но мир от этого никак не меняется:
трава остаётся зелёной, небо – голубым, а
море – солёным. Далеко не все наши жела-
ния исполняются, и юные надежды чаще
так и умирают надеждами, дожив до самой
пенсии. Но поймать за хвост птицу счастья
попытаться надо, иначе для чего жить, ведь
правда?.. И если пока не получается, всег-
да есть за что быть благодарным судьбе. За
нечаянную встречу, за улыбку незнакомки.
За тёплое солнышко и летний дождь, багря-
ный закат и сладкий запах сирени.
Просто заговорите с кем-нибудь сегод-
ня, поделитесь своим хорошим настрое-
нием, и мир станет чуточку счастливее и
добрее. Поверьте, так оно и есть. Тайрик
вам подтвердит.
Валерий Рубин
опубликовано в
Литературно-художественном журнале
СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ
 № 4/2017 

© Валерий РУБИНCanadian News Service

Posted by Канадская служба новостей(КСН)

About Valery Rubin

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее

Top