ads

Slider[Style1]

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

21 июля 1899 года родился американский писатель, лауреат Нобелевской премии 1954 года Эрнест Миллер Хемингуэй.

Эрнест Миллер Хемингуэй (Hemingway, Ernest Miller) (1899-1961), один из наиболее популярных и влиятельных американских писателей 20 века, снискавший известность в первую очередь своими романами и рассказами. Родился в Оук-Парке (штат Иллинойс) в семье врача.

Вырос и учился в местных школах Оук-Парка, но обычно его имя ассоциируется с северным Мичиганом, где он проводил в детстве летние месяцы и где разворачивается действие нескольких наиболее известных его рассказов. В школьные годы активно занимался спортом. Окончив школу, навсегда покинул дом и стал репортером в канзасской газете "Стар", где приобрел ценные писательские навыки.

Неоднократно пытался поступить на военную службу, но из-за полученного в отрочестве повреждения глаза его всякий раз признавали негодным. Хемингуэй все же попал на Первую мировую войну водителем санитарной машины Красного Креста. В июле 1918 года он получил тяжелое ранение под Фоссальта-ди-Пьяве в Италии и впоследствии был награжден итальянской медалью.
После увольнения уехал долечиваться в Мичиган, но вскоре снова отправился в Европу иностранным корреспондентом газеты "Торонто стар". Он поселился в Париже и там, ободряемый Гертрудой Стайн, Э. Паундом и другими, решил стать писателем. Воспоминаниям об этом периоде посвящена его посмертно опубликованная книга "Праздник, который всегда с тобой" ("A Moveable Feast", 1964). Она содержит как автобиографические заметки, так и портреты литераторов-современников.

В нескольких ранних рассказах Хемингуэя из его первого значительного сборника "В наше время" ("In Our Time", 1925) косвенно отразились воспоминания детства. Рассказы привлекли внимание критики стоическим тоном и объективной, сдержанной манерой письма. В следующем году увидел свет первый роман Хемингуэя "И восходит солнце" ("The Sun Also Rises") - окрашенный разочарованием и великолепно скомпонованный портрет "потерянного поколения". Благодаря роману, повествующему о безнадежных и бесцельных скитаниях группы экспатриантов по послевоенной Европе, стал расхожим термин "потерянное поколение" (его автор - Гертруда Стайн). Столь же удачным и столь же пессимистичным был следующий роман "Прощай, оружие" ("A Farewell to Arms", 1929), о лейтенанте-американце, дезертирующем из итальянской армии, и его возлюбленной-англичанке, которая умирает во время родов.

За первыми триумфами последовало несколько менее заметных произведений - "Смерть после полудня" ("Death in the Afternoon", 1932) и "Зеленые холмы Африки" ("Green Hills of Africa", 1935); последняя - автобиографический и обстоятельный рассказ об охоте на крупных животных в Африке. "Смерть после полудня" посвящена бою быков в Испании, в котором автор видит скорее трагический ритуал, нежели спорт; второе произведение на ту же тему "Опасное лето" ("The Dangerous Summer") было опубликовано лишь в 1985 году. В романе "Иметь и не иметь" ("To Have and Have Not", 1937), действие которого происходит во время экономической депрессии, Хемингуэй впервые повел речь об общественных проблемах и о возможности согласованных, коллективных действий. Этот новый интерес привел его снова в Испанию, раздираемую гражданской войной.

Результатом длительного пребывания Хемингуэя в стране стала его единственная большая пьеса "Пятая колонна" ("The Fifth Column", 1938), действие которой происходит в осажденном Мадриде, и самый длинный роман, первое после 1929 года масштабное и значительное произведение "По ком звонит колокол" ("For Whom the Bell Tolls", 1940). В этой книге, повествующей о трех последних днях американского добровольца, отдавшего жизнь за республику, проводится мысль о том, что потеря свободы в одном месте наносит ей урон повсюду.

Вслед за этим успехом в творчестве Хемингуэя наступила десятилетняя пауза, объяснявшаяся, среди прочего, его нелитературными занятиями: деятельным, хотя и предпринятым на свой страх и риск участием во Второй мировой войне, главным образом на территории Франции. Его новый роман "За рекой, в тени деревьев" ("Across the River and into the Trees", 1950) - о пожилом американском полковнике в Венеции - был встречен холодно. Зато следующая книга - повесть "Старик и море" ("The Old Man and the Sea", 1952) почти единодушно была признана шедевром и послужила поводом для присуждения автору Нобелевской премии в области литературы 1954 года.

Три сборника рассказов Хемингуэя - "В наше время", "Мужчины без женщин" ("Men without Women", 1927) и "Победитель не получает ничего" ("Winner Takes Nothing", 1933) закрепили за ним репутацию выдающегося рассказчика и породили многочисленных подражателей.
В личной жизни Хемингуэю была свойственна та же активность, что проявляли герои его книг, и частью своей славы он обязан разного рода нелитературным приключениям. В последние годы он владел усадьбой на Кубе и домами в Ки-Уэст (штат Флорида) и в Кетчуме (штат Айдахо). В Кетчуме Хемингуэй и умер 2 июля 1961 года, выстрелив в себя из ружья.

Центральные персонажи романов и некоторых рассказов Хемингуэя очень похожи и получили собирательное имя "хемингуэевский герой". Гораздо меньшую роль играет "хемингуэевская героиня" - идеализированный образ бескорыстной покладистой женщины, возлюбленной героя: англичанка Кэтрин в "Прощай, оружие", испанка Мария в "По ком звонит колокол", итальянка Рената в "За рекой, в тени деревьев". Несколько менее четкий, но более значимый образ, который играет ключевую роль в произведениях Хемингуэя, - это человек, олицетворяющий то, что иногда называют "хемингуэевским кодексом" в вопросах чести, храбрости и стойкости.

Литературная репутация Хемингуэя в значительной степени зиждется на стиле его прозы, который он оттачивал с большой тщательностью. Под сильным впечатлением от "Гекльберри Финна" Марка Твена и некоторых произведений С. Крейна, усвоив уроки Гертруды Стайн, Ш. Андерсона и других писателей, он выработал в послевоенном Париже совершенно новый, простой и ясный стиль. Манера его письма, в основе своей разговорная, но скупая, объективная, неэмоциональная и нередко ироническая, оказала влияние на писателей всего мира и, в частности, существенно оживила искусство диалога.
Энциклопедия "Кругосвет" 

И ЕЩЕ НЕМНОГО

Эрнест Хемингуэй. Великий Хэм
Он неделями бывал в запое, как настоящий русский писатель.

Эрнест Хемингуэй родился 21 июля 1899 года. Как грубо сказал кто-то из американцев, Хемингуэй «приклеивал волосы себе на грудь». Может быть, чтобы казаться «животнее» и, звериными перебежками передвигаясь по Чикаго, казаться своим под стрельбой неутомимого Аль Капоне? Пиф-паф и устрашающие позы трупов.

Отец его был врачом-гинекологом, часто принимал роды – поэтому Хэм не боялся смерти. Впрочем, выразился я непростительно осторожно – он обожал смерть. Матадор – его любимый персонаж. Именно матадор, а не тореадор, потому что «мата» значит убийца… Главное, чтобы это было зажигательно и красиво. Разодранное брюхо лошади, раздавленный матадор, горячая кровь в песок. И обязательно среди бела дня! Смерть после полудня – это исключительно по-испански, потому что солнце, несомненно, – лучший матадор.

«Прощай, оружие» – сказал Хемингуэй через десять лет после семи дней своей собственной войны. Повод, как всегда вблизи магнитного поля грандиозных событий, незначителен. Окопы Первой мировой войны под Фоссальтой, шрапнель, насвистывающая веселенькие, с подвохом мотивчики… Выпили, закусили и, не теряя хорошего настроения, пошли на неприятеля. А он ответил минометным огнем… Одного разворотило, другому оторвало ноги. Ему самому австрийская мина снесла коленную чашечку и оставила 227 осколков на всю долгую оставшуюся. Здесь фамилия его стала короче. «Прощай, оружие» – сказал великий Хэм. А вот отец его ничего не сказал.

У отца была одна сердечная отрада: несколько лет скрупулезно коллекционировал он индейские стрелы. Однажды жена, встречая его после работы, поведала: «Милый, я сожгла весь этот индейский хлам, что скопился в нашем подвале». Отец ничего не сказал – только опустил руки в пепел и собрал оставшиеся металлические наконечники. Может быть, он и хотел сказать что-то, но лучше о том не гадать. Всю жизнь он молчал перед женой, но потом не выдержал и году в 27-м застрелился.

Хэму к смерти было не привыкать: однажды произошел грандиозный взрыв на пороховом заводе и ему вместе с санитарным отрядом пришлось собирать то, что осталось: головы, руки, ноги… Упарился, ведь разбросало более чем на полкилометра. Жестоко! Рассказ об этом не вошел даже в полное собрание сочинений. А так как учитель его, Марк Твен, создатель того самого Гекльберри Финна, из халата которого вышла вся американская литература, призывал к реализму, то и Хэм поклялся: правда, правда и ничего кроме правды! Впрочем, ее тоже надо выдумать… Он же писатель lost generation – «потерянного поколения». Надо было основательно подготовиться.

Хэм взял листок бумаги и выписал на него все, что он знал хорошо. Получилось не так уж много. О чем он мог рассказать: о рыбной ловле и выпотрошенной форели; о боксе, стоившем ему сломанного носа; о войне, на которой он пробыл семь дней, но был наслышан по госпиталю; о пуританизме первых американских поселенцев; об испанской корриде, в которой он пару раз участвовал сам. Обо всем – по рассказу. Потом еще по рассказу. И так несколько мешков полного собрания сочинений. Правда, если исключить романы, то останется одна толстая книга рассказов, но зато какая… Он, как тот старик в море, тащил романную рыбищу к берегу своей жизни, а притащил только скелет и голову, с которой все и начиналось. Однако именно в эти его рассказы приоделась американская литература после того, как вышла из халата Гекльберри Финна.

Недаром Цветаева держала на столе лучший его рассказ «Снега Килиманджаро» – в нем весь Хэм и почти вся американская литература. Но зачем романы? Ведь лучше уже не будет... Ну действительно, роман о том, как «семь героев, с автоматами наперевес, жаждут найти и убить автора». Но он не останавливается и здесь, он строчит и строчит… Из автомата по своим героям.

О, этот неистовый ирландец! Кто, как не Хемингуэй, зажимает в левой руке кроличью лапку, «чтобы хорошо писалось»! Хемингуэй – неврастеник, а его герои дважды неврастеники! – захлебывается критика. А Великий Хэм обижался, он не хотел быть неврастеником, он хотел быть гигантом мысли. И тогда он придумал объяснение: «Бык на арене тоже неврастеник. А на зеленом лугу – обычный парень». Это, наверное, правда, но Достоевский, я думаю, пожалел бы о такой правде.

Для русского уха американский неврастеник – нашкодивший школьник с рогаткой за поясом, который не знает, почему разбил стекло. Элементарный нерешаемый ребус русской души. То ли дело Митя Карамазов! Правда, положа руку на сердце, Хемингуэй это знал и не раз заявлял по поводу и без повода, что выучился у русской литературы. В конце жизни Хэм неделями был в жутких запоях, как настоящий русский писатель. Говорят, на столе перед ним с одной стороны стояли бутылки виски, а с другой – лежали «Охотничьи рассказы» Тургенева. Что правда – то правда.

Прежде чем начать слагать свои буквы, он предлагает всем прочесть «Войну и мир», «Анну Каренину», всего Тургенева, любые два романа Достоевского, не считая «Братьев Карамазовых».
Видимо, перечитывая «Карамазовых», Хемингуэй и возрос до Великого Инквизитора. Его рассказ «Там, где чисто и светло» открывает даже антологию по экзистенциализму! Правда, это его «Отче Ничто», великое Ничто, откровенно говоря, несколько тривиально, даже если и не вспоминать о Ницше. Но это же американец! Ого! Пиф-паф.
Нобелевская премия расстреляла Хемингуэя. Писатель в нем умер раньше человека… Это была «простая, честная проза» – 21 июня 1961 года выстрелом в голову он покончил с собой.
Алексей Кожунков
Независимая Газета 23.07.2004

Великий Хэм


Posted by Канадская служба новостей(КСН)

About Valery Rubin

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее

Top