ads

Slider[Style1]

Style2

Style3[OneLeft]

Style3[OneRight]

Style4

Style5

HOME THEATER

Теннисистка Мария Шарапова, которая недавно после долгого перерыва вернулась на корт и сыграла в турнире "Большого шлема", ответила на вопросы Би-би-си о допинге, юношеском соперничестве с сестрами Уильямс и о том, как она видит свое будущее в спорте.

В начале марта 2016 года Шарапова призналась на пресс-конференции, что ее допинг-проба на мельдоний оказалась положительной.
Теннисистка говорила, что долгое время принимала препарат милдронат, активным компонентом которого является мельдоний, и пропустила очередное обновление списка запрещенных веществ Всемирного антидопингового агентства. В результате ее допинг-проба дала положительный результат.

Шарапова была дисквалифицирована Международной федерацией тенниса на два года. Позже срок дисквалификации был сокращен.
В интервью Би-би-си Шарапова ответила коллегам, которые призывали отстранить ее от спорта, и заявила, что надеется после возвращения стать победителем турнира "Большого шлема" в шестой раз.

Би-би-си: Расскажите, каково было вернуться на корт здесь, в Нью-Йорке, на US Open, после такого долгого перерыва?
Мария Шарапова: Я довольно долго готовилась, и то, что я вновь смогла выйти на корт такого уровня - тысячи зрителей, толпа, эмоции, шум… Когда я попала туда, то почувствовала тепло, почувствовала, что мне рады.
Я почувствовала, что очень скучала по корту. Это мой дом, это моя сцена уже много лет, и я давно не испытывала такого. Участвовать в турнире Большого шлема после такого перерыва - очень особенное чувство.

Би-би-си: Вы начали принимать мельдоний, еще когда он не был запрещенным препаратом. Почему?
М.Ш.: После моего первого турнира Большого шлема, Уимблдона, я чувствовала себя не очень хорошо, и мой отец, в России, повел меня к детскому врачу. Я была еще подростком, меня обследовали и нашли какие-то отклонения от нормы в работе сердца.
Доктор порекомендовал мне ряд профилактических добавок; среди них был мельдоний, который повсеместно использовали в России. Много лет мы получали сертификаты о том, что мельдоний принимать абсолютно легально, по сути его запретили только в первые недели прошлого года.

Би-би-си: Итак, в январе 2016 года вы получаете имейл, за несколько недель до начала турнира Australian Open. Как вы пишете в вашей книге, письмо пришло из Международной федерации тенниса, и во вложении к нему была информация о том, что мельдоний запрещен. Но вы не открыли вложения, почему?
М.Ш.: Они были скрыты под слоем текста, и никто из игроков не открывает эти вложения, если поспрашивать. Их было вообще не видно, наше внимание совершенно не пытались обратить на то, что там упоминается препарат, который повсеместно используется в Восточной Европе. Это нужно было как-то обозначить, а они этого не сделали.

Би-би-си: Насколько болезненным был для вас момент, когда вы узнали, что вам запретят играть?
М.Ш.: Очень. Самым неприятным было чувство неопределенности. В моей жизни и карьере все определено, вплоть до расписания. Я знаю, зачем играю, за что борюсь, зачем тренируюсь. Мне этого не хватало, мне нужно было точно знать, что впереди.
Почему бренд "Мария Шарапова" как магнит притягивает спонсоров?
Почему об агентах Шараповой надо писать в учебниках?

Би-би-си: Энди Маррей, один из лучших игроков, отозвался о ситуации очень скептически - он считает подозрительным, что столько спортсменов на пике физической формы принимают препарат от сердечных заболеваний. И правда, кажется странным, не так ли?
М.Ш.: Я не думаю, что ему и другим в этом случае нужно высказывать свое мнение, потому что они не знают фактов. Такие заявления попадают в заголовки, и эти слова тоже попали в заголовки. Но в конечном итоге это моя карьера. Я стойко приняла то, что произошло, прошла через период отстранения, и теперь вернулась.

Би-би-си: Как вы считаете, в теннисе есть проблема с допингом?
М.Ш.: Нет, я не думаю, что есть очень уж большая проблема.

Би-би-си: Как вы считаете, тестирование проводят достаточно строго?
М.Ш.: Я не думаю, что я тот человек, которого нужно об этом…

Би-би-си: С тех пор как вы вернулись на корт, вы проходили тестирование на допинг?
М.Ш.: Да, несколько раз.

Би-би-си: В книге вы пишете, что после всей этой истории пострадала ваша репутация. Получится ли ее восстановить?
М.Ш.: Я чувствую, что по-прежнему на многое способна и с профессиональной точки зрения, и в рамках соревнований.

Би-би-си: В этом смысле вы безусловно на многое способны, как показали на US Open. Эжени Бушар назвала вас обманщицей и сказала, что вам нельзя было давать вернуться на корт. Как вы на это ответите?
М.Ш.: Я думаю, что эти комментарии не основаны на фактах, и поэтому не обращаю на них внимания.

Би-би-си: А каковы факты? Вы не обманщица?
М.Ш.: Именно.

Би-би-си: Но даже если вы принимали запрещенный препарат в течение месяца в 2016 году - это не считается жульничеством?
М.Ш.: Я считаю, что то, что я не знала, что принимаю запрещенный препарат, нужно учитывать.

Би-би-си: Давайте поговорим о вашем пути к титулу первой ракетки мира. Вы выиграли пять турниров Большого шлема. Вы приехали в США в шесть с половиной лет. Вас привез отец из России, и вы попали в Академию тенниса во Флориде, не зная английского. Как вы это пережили?
М.Ш.: Было сложно. Хотя моему отцу было намного сложнее. Я очень быстро выучила язык - вокруг меня постоянно были другие дети, которые говорили по-английски. Знаете, маленькие дети постоянно болтают.

Би-би-си: Еще тогда, во Флориде, одну из академий, где вы учились, часто посещали сестры Уильямс, и уже тогда между вами наметилась конкуренция. Вы можете рассказать о том, что вы пишете в книге - что специально не ходили смотреть на их тренировки?
М.Ш.: Я помню - и Винус, и Серена приходили на корты академии Ника Боллетиери, чтобы потренироваться. И всех учеников академии отпускали на полдня, чтобы они смотрели тренировки сестер Уильямс.
Отец говорил мне - ты должна за ними наблюдать, чтобы увидеть, насколько они сосредоточены на игре, изучать их игру. А я отвечала - нет, я не хочу, чтобы они видели, как я на них смотрю. Я хотела наблюдать за ними, но не хотела, чтобы они меня увидели.

Би-би-си: Поэтому вы наблюдали за ними через дырку в стене?
М.Ш.: Да, за кортом, где они тренировались, была будка для операторов. Я наблюдала за ними через дырку в ее стене. Я буквально смотрела на следующие 25 лет своей жизни, но тогда не знала об этом.

Би-би-си: Участвующие в турнирах Большого шлема женщины получают столько же, сколько теннисисты-мужчины, но в турнирах других уровней это не так. Вы бы хотели, чтобы теннисистки зарабатывали столько же, сколько их коллеги-мужчины?
М.Ш.: Безусловно.

Би-би-си: А почему этого не происходит?
М.Ш.: Женщины в спорте сталкиваются со своими препятствиями. Билли Джин Кинг была в этом смысле первопроходцем, благодаря ей сегодня мы получаем столько денег, сколько получаем.
Винус Уильямс, и Серена тоже, они тоже много за это боролись, и благодаря им сегодня наш заработок почти сравнялся с тем, что получают теннисисты-мужчины.

Би-би-си: Вы пять раз добивались звания первой ракетки мира, победили в пяти турнирах Большого шлема. Сейчас в теннисе очень много игроков, которым за 30 - Федерер, Винус Уильямс, Надаль… Вы сейчас можете выиграть турнир Большого шлема?

М.Ш.: Мне бы очень хотелось. Это - моя цель. У меня, конечно, много других целей. Мне повезло выиграть пять крупных турниров, добиться "карьерного Большого шлема". Но я по-прежнему стараюсь сохранить такой настрой, как будто не одержала ни одной победы - ни в одном турнире, чтобы сохранять мотивацию, чтобы помнить, что много побед еще впереди.
BBC
Posted by Канадская служба новостей(КСН)

About Valery Rubin

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее

Top